Rus | Eng 
Меню
Новости
Технологии
О нас
Устав АТА
Порядок приема
Конференции
Семинары
E-Обучение
Полезные ссылки
Контакты
Поиск



Top
Рейтинг@Mail.ru
К 100 летию со дня рождения Саркиса Хачатуровича Тевосяна
Категория: Новости | Новость от: Admin | 02-04-2009


Начальник Управления химической промышленности Армянской ССР Минхимпрома СССР Саркис Хачатурович Тевосян.
Ну не было у него официального выражения лица для фотографий! Безо всякого нашего «чамииич»-а или американского «чиииз»-а лицо его постоянно светилось улыбкой, а кипучая натура не давала усидеть на месте. Это был странный, но и в то же время типичный начальник советской поры. Странный с нынешней точки зрения, потому что таких среди высокого начальства давно уже не встретишь. А типичный, потому что несмотря на резкие различия в индивидуальностях, целостные натуры тогда все еще встречались. И особенно – среди тех, кто отвечал за людей и перед людьми.
Всех нас вкупе с ними, несмотря на разницу в поколениях, американцы прицельно назвали «Homo sovieticus». На временной и номенклатурной дистанциях они действительно казались насквозь sovieticus и минимально – Homo, так как не отличались ни особыми человеческими потребностями, ни декларируемыми национальными принципами. Ну знали они поименно не только доярок, но и коров всех колхозов, если возглавляли район. За руку здоровались и были в курсе семейных проблем каждого рабочего, инженера и дворника, если возглавляли завод или город. Растили собственных детей в несопоставимо большей скромности, чем заведующие товарными складами или директора гастрономов той же поры. Ездили на персональной машине, имели трехкомнатные квартиры в центре. Старались не проштрафиться в глазах всевидящего ЦК КПСС. И точка. И ни Боже мой – о независимой Армении.


Но вот я листаю пожелтевшие страницы доклада, написанного и зачитанного начальником Управления химической промышленности Армянской ССР Минхимпрома СССР Саркисом Хачатуровичем Тевосяном на семинаре по химической промышленности, который проходил в Ереване под эгидой ЮНИДО (тогда – подотдела ООН) в 1970 году. После необычного для советского уха приветствия «уважаемые дамы и господа», докладчик переходит к подтверждению правильности выбора места проведения семинара, описанию Мецамора как исторического центра металлургической культуры человечества и цитирует английского ученого В.Гордона: «открытие эффективного метода плавки железа (вернее, распространение процесса давно открытого, но сохранившегося в секрете ... племенем армянских горцев) создало условия большой независимости».
Присутствовавшие представители ЦК и еще более компетентных органов должно быть, врубились, что подобное цитирование было неслыханной националистической дерзостью, но проглотили. Там вообще привыкли к коленцам Тевосяна – чемпиона по получению выговоров, но одновременно и развитию промышленности Армении. «Выговор снимут, а улица останется», – озарял улыбкой встревоженных сотрудников этот неуемный автор и провокатор превращения захудалого Кировакана в крупный промышленный центр с развитым городским хозяйством. Теми же методами, то есть дерзко и эффективно, он в дальнейшем создавал и развивал пищевую индустрию Армении.

Но об этом – потом. Пока же вернемся в Кировакан декабря 1951 года, куда 43-летний Тевосян приехал с назначением на должность директора химкомбината. А 1-го января отправился в жилой квартал поздравлять рабочих с Новым годом. Лучше бы он этого не делал. Несмотря на праздник, его встретили хмурые и небритые люди на порогах своих землянок и бараков лагерного типа. Тевосян обомлел: ни в довоенном Ленинграде, где он учился, ни тем более в Польше, где строил карбидно-цианамидный завод, такое не привиделось бы и в страшном сне. И новый, 1952 год начался практически с безобразия: Тевосян уничтожил существующие списки очередников на получение государственных квартир, где первоочередными страждущими дружно выступали работники торговли и местные начальники. «Торговцы сами наворуют», - произнес он сакраментальную фразу, подхваченную в дальнейшем Микояном, и создал новый список потенциальных получателей квартир по принципу «больше детей – раньше квартира». Без какого-либо учета производственных и партийных заслуг получателей. Так как считал заслугой государственной важности пополнение рядов граждан Армянской республики новой порослью.
Еще жив был грозный Отец народов, еще в стране царил дух подозрительности и доносительства, а Тевосян сделал отвод участков земли в черте Кировакана для относительно обеспеченного слоя трудящихся города, чтобы они сами отстроились и не засоряли своими благоденствующими именами список очередников на бесплатное жилье. Да еще помог им со стройматериалами. Так он заработал свой первый выговор. Заметьте, в этом частном квартале не было у него ни родственников, ни своего дома, ни казино, ни даже пивного ларька. И въедливой комиссии Госконтроля не удалось найти никаких финансово-хозяйственных нарушений: все решения соответствовали букве советских законов, а бухгалтерские проводки были осуществлены идеально. Но очень уж смелым и оригинальным было решение жилищной проблемы по-тевосяновски.

Следующий выговор он схлопотал за несакционированную прокладку улицы, связывающей комбинат с жилыми кварталами города. Вот тогда и прозвучало знаменитое тевосяновское «Выговор снимут, а улица останется». Так оно и было. Вместо с трудом разрешенной «сверху» дороги – улица. И выговор. Вместо еле согласованного «наверху» клуба – Дворец культуры Кировакана. И снова выговор. А всего этих грозных выговоров он насобирал 17. Причем всегда – за превышение реализуемых планов, но ни разу – за превышение личных интересов. Но дальше выговоров дело никогда не шло. Наоборот, он неуклонно поднимался по кадровой лестнице: директор комбината – первый зампред Совнархоза – министр пищевой промышленности республики (самый первый в нашей истории) – начальник Управления химической промышленности Арм.ССР. И даже дожив до пенсионного возраста, он несколько лет проработал зампредом Ереванского горсовета, начиная утро с пешего обхода всех закоулков и окраин Еревана, а днем принимая решения не по бравурным докладам подчиненных, а сообразуясь с собственным знанием городского хозяйства.
Один только раз произошел сбой в набиравшей обороты карьере Саркиса Тевосяна: в 1964 году, когда его уже прочили в секретари ЦК КП Армении, его двоюродный брат-художник поехал в Австрию на выставку и оказался невозвращенцем. «Какая глупая власть была тогда», - скажут многие. «Какая мудрая власть была тогда», - отвечу им я, так как не понимаю, как можно облечать государственной властью людей, чьи семьи проживают за границей. Потому что не могу себе представить человека, который не хочет связывать с Арменией будущее своих детей, но из кожи вон лезет ради будущего Армении.

Став министром пищевой промышленности, Тевосян построил завод по выпуску поваренной соли «экстра» при ереванском солеруднике, создал винно-водочный завод Айгевана, завод минеральной воды «Дилижан» на минеральном источнике Джухтванк, основал гераниевый совхоз в Октемберяне. И освободил людей от рабского стояния в очередях за хлебом в ожидании «подвоза», т.к. невероятно быстрыми темпами покрыл республику сетью крупных хлебозаводов. А заметив ползучую экспансию азеров по захвату земель в районе Ерасха, построил Ерасхаванский винно-водочный комбинат прямо на границе: уж комбинат-то они захватить не смогли бы, и он стал своеобразным пограничным столбом между соседними республиками. За это он получил свой очередной выговор. Впрочем, выговор он получил и за строительство винно-водочного завода в Айгеване. Относительно спокойно прошло для него только создание московского, ленинградского и киевского заводов по очистке и розливу армянского вина «Арени».
Целых 17 выговоров за карьеру – это вам не хухры-мухры. Для советских времен это было уж слишком. А может, потому и ограничивалось высшее начальство формальными выговорами, что и само было в душе согласно с методами Тевосяна, от которых попахивало народной хитринкой и мудростью, но никогда – цинизмом и жадностью? Давайте вчитаемся в выступления руководителей Армении, ее партийного и хозяйственного чиновничества и директоров предприятий той поры, всмотримся в хроникальные кадры всего периода Второй республики: ни слова об армянском патриотизме. А теперь оглянемся в девяностые и вчитаемся в скупые цифры статистики. И поймем, что отстроить и развить все хозяйство республики, создать народу человеческие условия для творческой и полнокровной жизни могли только большие патриоты. Патриоты безо всякого трепа о независимости, но Патриоты по Умолчанию, обустраивавшие Армению и готовившие ее к самостоятельной хозяйственной и политической жизни. Другое дело, как распорядились этим демографическим и хозяйственным богатством циничные горлопаны и их последователи, без умолку трещащие об «азат, анках», но ввергнувшие нашу родину в хозяйственное и политическое рабство зарубежным государствам и международным структурам.
Ну был у нас кроткий Верховный Совет советского образца с его забавными пропорциями рабочих, колхозниц и секретарей райкомов. Но никому из них и в страшном сне не привиделось бы, что невзирая на потери во Второй мировой войне, после стимулированного властью роста численности населения, нас всего за 60 лет в республике сперва станет на целых 2,8 млн больше (по переписи 1926 г. было всего-то 881.290 человек), но спустя всехо-то 5 лет на самом старте армянской независимости будет запущена программа «Армения с 1-м миллионом людей» и в условиях тотального террора населения будет частично реализована. Не было среди хозяйственный и государственных руководителей Второй республики патриотизма тостов - стоя, с бокалом в согнутой под прямым углом вороватой руке. Не было устных объяснений в любви к народу. Был реальный Патриотизм по Умолчанию, сквозивший в делах и поступках тех, кто был облечен властью. То есть патриотизм – как обязательное, а потому не вокализуемое условие работы с народом и для народа.
Но вернемся к Саркису Тевосяну – всего-навсего директору Кироваканского химкомбината. Тевосяну, который наряду с развитием производства комбината проложил первую водопроводную линию в город от лично исследованного им горного родника Маймех, отстроил первые жилые кварталы Кировакана и заложил традиции развития города. Когда по его заказу спроектировали, построили и сдали в эксплуатацию медицинский комплекс Бужакан с поликлиникой, больницей и роддомом, то Саркис Тевосян обошел, как и в дни стройки, все отделения. И задержался в родильном. «Смотрите у меня, чтобы были только тройни», - напутствовал он округлых пациенток больницы. И как в воду глядел: вскоре родилась санкционированная троица.
Но однажды в том же роддоме в связи с третьим ребенком случился казус. Родилась третья по счету девочка в семье, и возмущенный отсутствием долгожданного наследника отец отказался забирать и ребенка, и его халтурщицу-мать, не способную произвести сына даже с третьей попытки. Оказавшиеся в критической ситуации дедушка с бабушкой новорожденной кинулись за помощью к Тевосяну с просьбой напугать и наказать полового расиста. «А его и пугать не надо: сам прибежит, - рассмеялся Тевосян, - я буду крестным вашей девочки. Поехали в роддом». Вот так, безо всякого применения «административного ресурса», с улыбкой и прибаутками он решил чужую семейную проблему. Впрочем, как и множество других – гораздо более сложных производственных и хозяйственных проблем. Не случайно еще долго кироваканский медицинский комплекс Бужакан народ называл не официальным именем, а Тевосянашен.


Впрочем, армяне всегда любили и продолжают любить строить. Другое дело – для чего и для кого велось тогда и ведется сейчас полномасштабное строительство. И во имя чего. Скорее всего не кадры решают все, а принцип их назначения на должность. И вообще наличие принципов у назначаемых и назначающих.
Зачем я пишу о Саркисе Хачатуровиче Тевосяне? Возможно, потому, что он остается легендой среди нескольких поколений химиков, пищевиков и вообще производственников, хотя вот уже 34 года, как его не стало. Легендой и эталоном порядочности для поколений жителей Кировакана. Возможно, потому, что вернувшись из поездки в Париж, на вопрос подчиненных: ну как там, он нехотя ответил: «Ну что Париж? Хороший город, но это – всего-навсего Париж. Ереваном он никогда не станет». Вот так, по-детски искренне и безраздельно, любил он наш город. И еще считал, что «Паяцы» и «Лючия ди Ламмермур» - это здорово, но до «Ануш» им расти и расти. А еще пишу я о нем потому, что на заурядном посту высокопоставленного госслужащего целенаправленно, честно и эффективно работал незаурядный человек.
В этом году исполняется 100 лет со дня рождения Тевосяна. Но и безотносительно к круглой дате, таких людей стоило бы почаще вспоминать. Потому что люди, имевшие человеческий масштаб Тевосяна, стали редкостью на нашей бренной земле. А еще большей редкостью стали те, кто давал Тевосяну и подобным ему честным, грамотным и деятельным специалистам возможность для роста и становления, маскируясь при этом под послушных Москве секретарей ЦК и руководителей правительства. Их было до удивления много: талантливых интеллектуалов, пришедших в систему управления 2-й республики с 1920-го по 1970-й годы не за богатством, не за властью, а просто потому, что были они патриотами Армении во всех своих жизненных и трудовых проявлениях и хотели служить ей и ее народу. Были просто-напросто Патриотами по Умолчанию.

Лия Аветисян
Банеры
Наши партнёры

The 5th International Congress on Naturopathic Medicine

NewPOL Network
ՆյուՊոլ ցանց

ЦЕНТР "ИКАР"
EU 7TH FRAMEWORK PROGRAMME
PARADIGMA ARMENIA
GIS.am
АРМЕНМОТОР
ГУ-ВШЭ
ЕРЕВАК
Проекты АТА
Центр Здоровья и Долголетия
Путеводитель по Армении
Негорючая электропроводка. Эластичные чулки из быстро высыхающей гели с лечебными свойствами.
Создание на основе природных компонентов эффективного антикаогулянта, дешевого и без побочных явлений.
Инновационные проекты в области возобнавляемой энергетике.
Сигареты с лечебными свойствами.
Бизнес планы
Разведение форели
Разведение сомов
Разведение осетровых
Разведение собак
Амарант
Молочная ферма
Производство сыра
Топинамбур, новые сорта и комплексная переработка.
Получение фруктозы
Сахарный завод
Конячный завод
Винный завод
Биогумус
Armenian Innovation Center